Когда хочется молочного шоколада

Когда хочется молочного шоколада Порой для того, чтобы день прошел хорошо, нужна лишь маленькая деталь – любимая шоколадка... Хотя, говорят, нет худа без добра.

Это было одно из тех тихих утр, когда воздух пропитывается ожиданием апокалипсиса. Из кабинета директора доносились звуки напряженного телефонного разговора, а весь офис напоминал школьный класс во время контрольной. Дверь кабинета распахнулась, на пороге показалась госпожа директор с гневным взглядом в неведомую даль.

– Аня! – секретарша послушно телепортировалась, вкладывая увесистый ежедневник в уже протянутую руку.

– Я на встречу. Будут звонить – посылай ко всем чертям. Вернусь после трех, перезвоню. Может быть.

Дверь кабинета захлопнулась, через минуту распахнулась снова, и госпожа директор в пальто цвета молочного шоколада вышла вон, помахивая поясом, похожим на хвост разъяренного льва. Офис бесшумно выдохнул.

Марина вышла на крыльцо. Хотелось рвать и метать. Вот так вот идешь людям навстречу, делаешь как лучше, а потом они подводят со сроками, забывают про документы и делают вид, что ничего не случилось. Холодный ветер кинул в лицо горсть мокрого снега. Поспешно запахнув пальто, Марина, наконец, спустилась с крыльца и села в машину. До встречи оставался час, ехать – минут 30, значит, можно посидеть в тишине. В бардачке – главное спасение, молочный шоколад. Нежная, сладкая, сливочная «Алёнка». О, как растекается во рту заветный квадратик, наполняя все тело сладостным умиротворением... «Что?» – госпожа директор заглянула в свою сокровищницу, по которой шарила рукой в поисках заветной плитки. А ее там, оказывается, нет. «Ладно, дышим ровно, это не конец света. Хотя очень похоже».

Дорога сквозь снег и слякоть только усугубила беды. Марина почти подъезжала, как вдруг ей под колеса с тротуара кинулась кошка. Резко дав по тормозам, и без того взбешенная водительница зачем-то крутанула руль и тут же получила удар справа. Крепко выругавшись, она вышла из машины. Кошки, разумеется, и след простыл, перед машиной валялся велосипед и отряхивался какой-то парень.

– Вы с ума сошли? Зимой на велосипеде! Вы мне чуть зеркало не снесли!

– А Вы мне руль поцарапали. – парень был на удивление спокоен и продолжал педантично избавлять куртку от налипшего снега.

– Да плевать я хотела на Ваш руль! У Вас что, дорожки нет? Тротуаров? Головы? – настроение было вконец испорчено, опоздание на встречу обеспечено. Марина срывалась на парня с каким-то жестоким отчаянием. А он спокойно ее слушал, осматривая свой побитый велосипед.

– Молочный шоколад. – сказал он, когда поток гневных выкриков слегка поутих. – Отличное успокоительное средство. Серьезно. У вас царапин нет, я вроде тоже цел, хотя жаль, Вы не видели моего сальто. Так что съешьте шоколадку, а я, извините, спешу.

Он обворожительно улыбнулся, оседлал велосипед и скрылся за поворотом. Марина даже опомниться не успела. «Что это было?»

Остаток дня прошел в каком-то огненном тумане: встреча, возвращение в офис, звонки, переговоры... Очень хотелось молочного шоколада. Очень. Но расслабляться было нельзя: грозная госпожа директор полагалась только на свою твердость и неотступность. Не женщина, а железная скала.

К вечеру снег поутих. Марине захотелось пройтись и доехать до дома на метро – дорожных приключений на сегодня достаточно. Она задумчиво месила сапогами снежную кашу, когда неведомая сила вдруг отбросила ее назад и повалила в сугроб. В следующий миг перед ней с грохотом разбилась о землю здоровенная ледяная глыба.

– Ты б хоть иногда выныривала из-под своего капюшона. – голос показался Марине знакомым. Она обернулась и увидела удивленное лицо нерадивого велосипедиста.

– Ну, матушка, поваляли Вы меня в снегу сегодня! – парень рассмеялся, помогая ей встать и отряхивая ее молочно-шоколадное пальто. Пояс-«львиный хвост» беспомощно подергивался, будто всхлипывая.

– Вы что, меня преследуете? – перепуганным шепотом спросила она.

– Вообще-то в таких случаях говорят «спасибо», ну да ладно.

Марина тупо его разглядывала, пытаясь осознать произошедшее, но в голове предательски крутилось: «глаза какие синие, как у „Алёнки“ на шоколадке».

– Так ты, выходит, жизнь мне спас? – здравый ум постепенно возвращался на место.

– Выходит, – подтвердил спаситель, – полез в карман и протянул Марине початую плитку «Алёнки». – На-ка вот, помогает. И от нервов, и от невнимательности. Молочный шоколад. Высший класс. И пока не съешь, домой не провожу!

Свежеспасенная женщина-скала послушно сунула в рот душистый квадратик. Теплое спокойствие и шоколадно-молочная сладость растекались по нутру. Стало так легко и хорошо...

– Спасибо. Я, знаете, весь день об этом мечтала. Вы правы: ничто так не успокаивает, как молочный шоколад!

Назад к списку